Люди
Main Rule: «Свобода у нас во всем, в том числе и в подходе к продукту»

Пивоварня Main Rule, расположенная в подмосковной Истре, открылась два года назад аккурат перед первым локдауном. При этом основатели проекта Игорь Павлюткин и Антон Терехов не имели до этого никакого отношения к пивоварению, что делало положение нового бизнеса еще более рискованным. Тем не менее, запуск в непростой момент не стал серьезной помехой и на сегодняшний день продукцию Main Rule можно встретить практически в любом крафтовом баре как минимум Москвы и Питера.
Мы обсудили с Игорем и Антоном сегодняшние позитивные и негативные тренды на рынке, узнали, какое главное правило подразумевает название пивоварни, выяснили, с какими сложностями пивовары столкнулись в момент старта и какие проблемы актуальны для индустрии сегодня, поговорили о возвращении вест костов и о многом-многом другом.

Текст
Евгений Яковлев

Итак, начнем. Чем занимались до того, как начали варить пиво?

Антон: Как и многие коллеги по индустрии, мы все время до этого работали в отрасли, которая не имеет никакого отношения к пивоварению. Обобщенно говоря, это IT-сфера, что тоже довольно характерно для нашего крафта.

С Игорем мы познакомились, когда работали в одной компании. В какой-то момент стали обсуждать, что неплохо было бы запустить что-то свое, но не хотелось делать проект, который нам самим был бы неинтересен — ну, условно, не было желания веники вязать только ради того, чтобы на этом заработать. Хотелось найти какой-то интересный продукт. Я то время уже интересовался крафтом и что-то чекинил, вот как-то поэтому в итоге и решили попробовать себя именно в пиве.

Игорь: Я на тот момент пивом вообще не интересовался, но задумка мне понравилась. Здесь есть определенный бэкграунд. На предыдущих местах работы моей сферой задач всегда был маркетинг, поэтому я неплохо представляю какую-то общую картину. Сегодня она такова, что будущее на любом рынке за людьми, которые владеют какой-то технологией или производят некий продукт — например, это те же разработчики. Сервисы «купи-продай» уже не так перспективны. Именно поэтому, когда Антон рассказал о своем идеальном видении нашего продукта, я посчитал, что это тот проект, в котором мне хотелось бы участвовать.

Открылись с участием инвестора?

Игорь: Да, мы сразу начали искать инвестиции и в итоге в проект вложился наш знакомый. Вообще, изначально мы довольно оптимистично все это видели, прочитали много статей из серии «Как открыть пивоварню с нуля», где приводился расчет мощностей и подсчитывалось, во сколько обойдется соблюсти все требования Росалкогольрегулирования. Цифры озвучивались очень вкусные, получалось, что запустишь пивоварню и через три месяца уже купишь себе «Мерседес».

Антон: Увы, в реальности нашлось гораздо больше бюрократических моментов, о которых в таких статьях попросту не упоминалось. Да и чисто с материальной стороны — суммы, которые там закладывались, были сильно притянуты. На эти деньги можно открыть только производство, на котором ты не будешь выпускать ничего, кроме лагера для невысокого ценового сегмента.

У вас арендованное помещение?

Игорь: Да, у нас классный арендодатель. C учетом того, что мы находимся не в Москве, но совсем рядом, и здесь проходит шоссе с хорошей доступностью — у нас отличные условия. Это было выгоднее, чем покупать помещение, так как горизонт окупаемости в этом варианте совсем другой. На тот момент уже очень много денег было вложено в ремонт и оборудование, поэтому приобретение даже не обсуждалось.

Антон: Мы изначально рассматривали здесь другой ангар для аренды, в два раз меньше. Там были проблемы с подводом воды — трасса очень длинная и зимой бы она промерзала. В то же время, здесь уже стояли колонны для нового ангара. Владелец планировал начать его строить, но пока просто не для кого было. И вот он сам предложил построить здесь помещение в два раза больше, чем тот ангар, и нам же его сдать.

Игорь: Построили, в сентябре 2019 подписали договор. Нам дали небольшую отсрочку, месяц или два, в феврале сюда привезли оборудование, и мы сделали тестовую варку.

Какое у вас оборудование и почему выбрали именно его?

Антон: У нас «НОМАС». На самом деле, когда мы выбирали оборудование, это была чуть ли не первая ссылка в поисковике и там было написано что-то типа «пивоварня под ключ». Такой вариант нас более, чем устраивал, так что сразу позвонили им, уточнили цены. Также нам сказали, что мы можем съездить на пивоварни, которые их оборудованием уже пользуются, и лично на все взглянуть. Назвали «Селфмейд», «Ред Баттон» и «Заговор», вот как раз к ребятам из «Заговора» мы и поехали. У них оборудование немножко кастомное, доработанное, но в целом картина была понятна и мы всем остались довольны.

Игорь: И сейчас, когда мы уже два года пользуемся оборудованием «НОМАС», я могу сказать, что не прогадали с выбором. Поддержка и клиентский сервис на уровне, на все наши запросы оперативно реагируют, если нужно что-то починить — всегда в срок приезжает человек.

Антон: Важно и то, что нам нравится как выглядит оборудование чисто эстетически. Мы рассматривали несколько других вариантов, которые были даже дешевле, но визуально это во многих случаях выглядело ужасно. Например, нам нужен был хоп-порт, чтобы охмелять сусло под давлением. Один производитель предложил его сделать. Цена нас устраивала, но когда мы попросили показать, как это будет выглядеть, то увидели просто ведро со швами. Мы на пивоварне находимся почти ежедневно по много часов, представь, как это было бы в окружении таких монстров?

Игорь: Действительно, с точки зрения бизнеса может показаться, что разумнее сэкономить на эстетической стороне вопроса, но это совсем не наш подход. Важно, чтобы тебе было комфортно на своем производстве, в конце концов, это наш дом, наш brewhouse, и ставить здесь какие-то ведра с болтами совсем не хочется.

Какими мощностями сейчас располагаете?

Игорь: Технологический порядок у нас позволяет варить десять тонн в месяц, но мы выпускаем сейчас пять-семь. Теоретически, мы можем варить и больше, но дело в том, что мы идеологически решили, что будем релизить новинки, нацеленности на постоянный ассортимент у нас нет. А наших биргиков все-таки трудно удивить. Для этого надо выпускать три-четыре разных сорта в месяц, а это слишком тяжело. В итоге мы пришли к тому, что релизы будут пореже, но объем каждого будем делать побольше.

Как разделяете обязанности в проекте?

Игорь: Нас до сих пор двое в команде, поэтому так или иначе нам обоим зачастую приходится быть и грузчиками, и уборщиками, и кем угодно еще. Но если в общих чертах говорить — Антон отвечает за продукт, то есть на нем рецептуры, варки, дизайн этикеток, а я веду бухгалтерию, занимаюсь документацией, выстраиваю коммуникации и так далее.

Антон: Обороты сейчас у нас подросли, поэтому планируем взять еще сотрудников, чтобы непосредственно варили пиво. Чувствуется уже просто физическая усталость — за два года мы уже натерли мозоли мешками с солодом и надышались пылью от дробины. Но научились за это время делать уже практически все. Хотя бывают, конечно, ошибки, в том числе и из-за того, что просто не хватает рук, поэтому все равно в какой-то момент что-то важное упускаешь из виду.

Что было подспорьем в новой деятельности? Были какие-то опыты с домашкой, с контрактом?

Антон: Перед подписанием договора с «НОМАС» мы обсуждали с Игорем пробную варку на контракте, но она не состоялась. Откровенно говоря, мы не очень поняли тогда, что это такое, какая нужна документация, как получить токен ЕГАИС для продажи и так далее.

Игорь: Не разобрались просто, вот и решили проходить всю эту сложную процедуру строительства своей пивоварни с нуля.

Антон: А подспорьем была pdf-ка с рецептурами BrewDog, которую я у них на сайте скачал. Посмотрели, какие солода и хмеля были прописаны там для Punk IPA, вот этот набор взяли за основу для нашего первого вест коста Old Cool.

А сами уже берете пивоварни на контракт?

Игорь: Мы не против, просто у нас вcего пять посудин, поэтому не особо складывается с циклами. Получается так, что когда к нам ребята обращаются по этому поводу — у нас все занято.

Антон: Будет больше танков, а главное — большей людей, тогда сможем плотнее заняться этой темой. Мы же знаем, как в основном происходит варка на контракте — скорее всего, варить это пиво будем мы. Если начать этим заниматься сейчас, то варить мы будем опять же вдвоем, это вдобавок к нашему пиву, на которое и так едва хватает сил. А так как, на мой взгляд, с чужим пивом ты не имеешь вообще никакого права облажаться и должен следить за ним едва ли не внимательнее, чем за собственным — пока мы просто не вытянем контрактные варки.

Вы открылись в самую «прекрасную» пору для старта нового бизнеса, особенно связанного с продукцией для хореки — в начале пандемии. Какие были впечатления?

Антон: На самом деле, мы начали работать немного раньше. Как уже упоминалось, первая техническая варка у нас состоялась в феврале 2020. В марте 2020 мы уже уволились с основной работы, а потом еще полгода ждали документацию. Полноценно пивоварню запустили уже в июле, до этого времени пиво стояло в танках, ну а мы его потихоньку пробовали.

Игорь: Конечно, было какое-то впечатление ада в те ковидные времена, когда все вокруг было закрыто и непонятно, когда это все закончится. Но в итоге все сложилось благополучно, в сентябре мы презентовали несколько наших сортов в Share House, за что большое спасибо Марату Сеттарову, и встретили их довольно неплохо.

Как я помню, стартовали вы с кисляков, а сейчас большой упор делаете на хэйзики. Это интерес к стилю еще из допивоваренных времен или немножко конъюнктура рынка?

Антон: И то, и то, на самом деле. По сути, я только охмеленные сорта и пью, время от времени лагер может промелькнуть, так что варить нью ингланды мне действительно интересно. При этом честно скажу, что когда мы планировали запустить пивоварню, у меня не было мыслей, что хэйзики у нас обязательно будут флагманом линейки. Просто стиль сам к тому времени очень развился и нам нужно было его у себя иметь. Сейчас мне интересно получать отзывы на наши нью ингланды, сравнивать с релизами от коллег, что-то с каждым разом совершенствовать.

А какую линейку планировали на начальном этапе?

Антон: Четко мы понимали только одно — будем делать IPA. Не только нью ингланды, я люблю и вест косты, и блэк IPA мне нравятся, хотя все в один голос говорят, что это мертвый стиль и варить его не надо. Какие-то охмеленные стауты мне тоже по душе, в общем, основной упор все равно в этом направлении. Но мы запускались летом, поэтому без кисляков нельзя было обойтись. Для первого релиза мы купили дико дорогое пюре Boiron, которое стоило в три раза дороже, чем «агробаровское». Но это себя оправдало, у нас и получилось неплохо, и отзывы были сразу нормальные. Тут, кстати, хочется сказать спасибо коллегам, которые нам помогли с пробой пера советами, так как мы тогда вообще не понимали, когда и как задавать фрукты.

Игорь: В плане формирования линейки мы, конечно, следим за трендами, но все-таки у нас есть определенные принципы. Мы не будем делать продукт, который не хотим делать, даже если будет понятно, что его легко можно успешно реализовать. Только в угоду рынку, без какого-то собственного интереса — мы пиво не варим. Поэтому вот нас часто спрашивают поставщики и покупатели: «Где томатка от Main Rule?»…

А где томатка от Main Rule?

Антон: Томатки мы не любим и варить их не пробовали. Видимо, мы просто не бизнесмены нифига. Нам все говорят: «Любую томатку варите, уйдет влет!». А вот не хочется лезть в историю, которая нам самим не нравится. Да и «любую» мы бы делать все равно не стали, а какие сейчас считаются крутыми я даже и не знаю — столько их на рынке…

Игорь: Хотя, конечно, томатка безумно популярна и наверняка это еще не скоро закончится. Но кстати, не скажу, что во всех барах есть такой хайп вокруг нее. Я общался со многими заведениями, чтобы поставить туда наше пиво, сам туда ездил. И вот где-то действительно в течение часа минимум три человека придут и будут спрашивать, какие новые томатки появились, а где-то вообще никого, там и в ассортименте их будет максимум 2-3 штуки. Тем не менее, если бы мы сварили томатку, я думаю, что разошлась бы она и вправду быстро, этого не отнять.

Что по поводу смузи?

Антон: Это не наша история. Мы пытались делать смузи, но впоследствии стало понятно, что для таких сортов нужно соответствующее оборудование — специальный насос, чтобы все взбить в единую такую суспензию. Мы мешали обычным насосом, поэтому консистенция вроде поначалу держалась, а потом в банке все расслаивалось. Сверху оставалось прозрачное пиво, внизу пюре оседало. В общем, получилась фигня, поэтому решили больше не экспериментировать.

Плюс еще и риск так называемого «хлопка»…

Игорь: И такое было. Прошлое лето было очень жарким, логистика у нас была по условиям заказчиков и таким образом что-то поехало в Сибирь, куда путь занимает семь дней. С учетом нашего русского «на авось» где-то фуру разгружали, на часок под солнышком пиво оставили, а потом человек такую баночку купил, она рванула, и все шишки в нашем любимом Untappd достались нам.

Антон: А главное, что со своей стороны человек прав. У него дома пиво стояло только в холодильнике, в баре он его тоже из холодильника брал, все вроде бы правильно. Но ведь в холодильник оно не телепортировалось, его откуда-то везли, а вот как везли — это уже серьезный вопрос. Но опять же, я полностью согласен с тем, что потребителя эти вопросы волновать не должны. Пиво не должно взрываться.

Игорь: Именно поэтому мы сейчас все вопросы с логистикой жестко контролируем, чтобы с такими ситуациями не сталкиваться.

2020 год — время, когда рынок так или иначе был сформирован. Тем не менее, вы достаточно быстро сумели на нем закрепиться и распространить продукцию по всем знаковые местам. Как это удалось?

Игорь: Для начала я написал всем своим знакомым, нет ли у кого связей в крафтовых барах. Как выяснилось, ребята из футбольной тусовки имеют некоторые знакомства в заведениях, где-то десяток мест так обнаружился. А потом, когда мы сидели дома на карантине, я спарсил где-то в Excel какую-то базу крафтовых баров и магазинов. Это был адский пласт работы, потому что даже в WhatsApp ты не напишешь, пока не добавишь номер, вот и приходилось методично добавлять всех. Самый что ни на есть крафтовый подход — лично всем звонил и писал день за днем.

Если говорить про воронку, то эффективность была процентов десять — во-первых, пандемия, многие бары были просто закрыты, во-вторых, новая пивоварня, что тоже не для всех было особо праздничной новостью. Но я в свое время достаточно поработал в продажах, поэтому меня не пугал ни большой объем данных, ни перспектива быть не раз посланным. К сентябрю, когда ограничения ослабили, стало проще с кем-то законнектиться, и тогда же на презентацию в Share House к нам пришел дистрибьютор.

А сейчас, спустя два года, рынок вполне еще открыт для новичков?

Игорь: Я уверен, что да, и то, что теоретически каналов продвижения стало меньше — не проблема. Даже когда известные социальные сети были разрешены, мы в них почти не продвигались. Вся наша стратегия строилась именно на личном общении с людьми, а люди умеют договариваться между собой. Может быть, тебе предложат отдать свою продукцию кому-нибудь под реализацию, так как рисковать деньгами, конечно, мало кто хочет. В нашем случае такой истории не было. Вариант, который всех в конечном счете устроит, можно найти. Тут скорее вопрос в том, чтобы тебя не пугала необходимость целыми днями кататься на метро или на своей машине — логистика в любом случае будет бешеная, так как крафтовые бары у нас раскиданы по всей Москве, да и в области что-то есть.

Антон: Статус новичка — это и плюс тоже. Так или иначе, новые релизы всем интересны, новичкам иногда даже прощаются какие-то огрехи. Но доверие, конечно, надо оправдывать, если не стараться, надолго этого кредита все равно не хватит.

У вас довольно узнаваемые банки. Как сами оцениваете важность удачного дизайна?

Игорь: Расскажу одну историю, как раз тоже из раннего. Когда мы выпустили сорта Old Cool и Bright Spot, я написал в том числе Светлане из бара Howard Loves Craft. Она увидела фото наших банок и сразу ответила: «Да эти баночки просто созданы для него холодильника, привозите!». Речь конечно не шла о каком-то объеме, но при этом в баре даже не пробовали наше пиво, а уже были готовы поставить хотя бы десять банок только из-за дизайна. Сам понимаешь, когда ты только начинаешь, а уже видишь свой продукт в хорошо известном месте — тут и двух баночек хватит, чтобы прийти в дикий восторг и радостно начать рассылать всем друзьям их фотки в холодильнике бара.

Кто отвечает за дизайн?

Антон: Дизайном занимаюсь я. Обычно сначала придумывается какое-то название, и вот под него уже из разных компонентов что-то собираю.

Кстати, что означает логотип пивоварни — расколотая цепь?

Антон: Он связан напрямую с названием. Философская немножко мысль — свобода как главное правило. Свобода действий, свобода выбора. Когда мы запустили этот проект, мы резко поменяли свою жизнь, отказались от прежней карьеры и стали заниматься тем, что нам интересно — и в этом заключается наша свобода.

Игорь: Здесь нет какого-то второго дна, просто мы транслируем свободу как основную ценность, свободу делать то, что действительно нравится. И свобода у нас во всем, в том числе и в подходе к продукту. Например, мы свободны от томаток!

Давайте тогда про площадку с максимальной свободой мнений, великий и ужасный «тапок». Антон какие впечатления, когда ты оказываешься «по ту сторону» — не оставляешь отзывы, а получаешь их сам?

Антон: Я очень болезненно воспринимаю критику нашего продукта. Скроллю эту ленту как одержимый, на самом деле, я даже уже по аватаркам могу узнать примерно всех, кто чекинит наше пиво. Без шуток, негативный отзыв может отправить меня в депрессию. Я помню, у меня был день рождения, а в это время мы как раз продавали наше первое пиво. С утра просыпаюсь — настроение отличное, сегодня будем тусить и все такое. В «тапок» прилетает отзыв: «Какая-то шляпа». И на весь день накрыло негативом. Ненавижу за это «тапок». Признаюсь честно, когда пиво получается не совсем таким, как я изначально хотел — не плохим, просто другим — я даже на время сношу приложение, чтобы нервы поберечь. Но все равно, с кем-то ругаться я там не хочу и для меня срачи с участием пивоварен это всегда испанский стыд.

С другой стороны, положительные эмоции так же мощно меня заряжают позитивом, настроение сразу хорошее на весь день. До какого-нибудь очередного негативного отзыва.

С отзывами ясно, пишут всякое. А насколько важны именно оценки?

Антон: C оценками и правда несколько иначе, чем с отзывами. Хочется, конечно, получать четверки и выше, 3.75 уже не греет — какая-то безликая оценка.

Игорь: Как в школе, три с плюсом или четыре с минусом.

Антон: Но бывает, что кто-то ставит и тройку, а пишет «хорошо». У всех еще своя система, но в основном в «тапке» сидят снобы, это просто факт. Разные были ситуации, в том числе бывало, что ставили действительно несправедливые оценки. Например, в одном баре на нашей презентации чувак про реально хорошее наше пиво написал не соответствующий правде отзыв и поставил что-то в районе тройки. Мы предложили за наш счет, чтобы он попробовал это пиво уже в слепой дегустации, и в итоге мнение у него было совсем другим. Был и противоположный случай — человеку не понравилось наше пиво, которое, на мой взгляд, действительно вышло не очень, и мы ему перевели назад деньги.

Игорь: Так, ну ты об этом не рассказывай, а то сейчас все прочитают и начнут требовать им назад деньги перевести.

Антон: Да нет, в основном-то у нас все нормально получается, и средний рейтинг у пивоварни хороший. Так или иначе, к «тапку» мы привязаны. Конечно, если пивоварня планирует продаваться только в условном магазине «Выпивоха» где-нибудь в Путилково, то и тревожиться из-за чекинов не придется. Но раз уж мы стоим в известных барах и боттлшопах, то готовы получать фидбэк от биргиков во всем его многообразии.

Кстати, есть ли планы насчет других каналов продаж, помимо баров и боттлшопов — те же МРП и сетевые магазины?

Игорь: В МРП мы присутствуем, в Москве это «Беру выходной», в Питере есть еще пара сеток. Возможно, до сетевых магазинов дойдем в будущем. Я вижу это так, что скорее мы представим там какой-то суббренд, отдельный от Main Rule, направленный на более бюджетный сегмент.

Антон: Назовем его «Пивное волшебство». На самом деле, я об этом, наверное, и не задумывался никогда, но пока мы все делаем вдвоем — что-то в этом направлении точно планировать рано.

Игорь: Да, мне как-то довелось общаться с менеджерами «ВкусВилла», там крайне жесткие условия по таймингу, по объемам, по маркировке. Мы пока не сможем их соблюсти.

Но если рассуждать чисто гипотетически, почему первая мысль — именно запустить суббренд, а не представить себя на полках во всей красе?

Игорь: Сама концепция Main Rule не очень вяжется с требованиями сетей, мы же ориентированы на разовые релизы, а здесь нужна постоянная линейка, то есть нужно будет полностью пересматривать наш подход.

Антон: Безусловно, стабильность — обязательное условие для сотрудничества с большими сетями. А в нынешней не совсем понятной ситуации с сырьем ее может быть трудно обеспечить. Приведу пример. Некоторые свои сорта мы все-таки переваривали, в том числе наши дебютные кисляки, но во второй раз мы пользовались пюре уже от другого производителя — и пиво не было абсолютно таким же, как в первый раз. Так или иначе, с другим сырьем это будет уже другая рецептура. Кому-то может быть даже будет интересно, как изменился вкус, но для сетей это неприемлемо.

Вот мы и подошли к злободневному — какая сейчас ситуация с сырьем в целом?

Игорь: Первые недели рынок сильно трясло. Ребята, у которых в запасе оставались свободные средства, буквально опустошали все склады поставщиков. У кого-то подзависли контейнеры в морях, у кого-то их вообще развернули. Лихорадило жестко. Сейчас все более-менее устаканилось, но закупки теперь иногда напоминают «Поле чудес». Постоянно крутим барабан — выпадает сектор «Приз», значит есть нужное сырье в наличии, покупаем. Если нет — крутим дальше.

Антон: С планированием из-за этого стало сложнее. А так, в самом начале ситуации я вообще думал про релиз, который тогда вышел: «Вот, пивко сварили хорошее. Жаль, что последнее». К счастью, этого не случилось. На удивление, с поставками хмеля сейчас вообще все нормально обстоит, основная проблема с солодом. Цена взлетела — раньше Simpson или Castle Malting стоили в районе 90 центов, сейчас уже под два евро. Курс сейчас нормальный в принципе, поэтому с этим еще можно смириться, но европейского солода очень мало привозят, а то, что появляется — сразу разбирают. Приходится мешать с российским солодом, вот нашли у нас неплохой «Пилснер». Экстракт победнее, чем у бельгийских и английских солодов, но варить на нем можно, а если миксовать с импортными — вообще отлично получается.

Сохраняются некоторые проблемы с фруктовыми пюре. Во-первых, ассортимент сократился, во-вторых, здесь цены взлетели уже серьезнее. К тому же, происходят какие-то странные истории, когда тебе предлагают бочку 250 литров якобы отличного пюре, а там оказывается какой-то жидкий концентрат.

Наверное, про американский хмель было больше всего апокалиптических прогнозов, что либо его не будет вообще, либо любая неипа у нас будет стоить как «чемодан». Пока не сбылось, кратного повышения цен нет?

Антон: Пока все привозят, поставщики предлагают даже новые сорта от 2021 года. Пусть с небольшим опозданием, но все к нам едет. Ценник подрос сейчас буквально на пару евро — условно с 48 до 50.

Игорь: И это позволяет нам пока удерживаться в той же ценовой категории. По сырью проблем у нас особых не было, сложности были с этикетками. Никто же не ожидал, что такое может быть, поэтому в один момент везде исчезла краска и бумага. Новое не везли, а все, что было, выкупили крупные игроки, даже не пивоварни. С банками тоже были затруднения, но сейчас все более-менее решилось. Думаю, прорвемся.

Антон: Кстати, возвращаясь к теме контрактников, в такой ситуации эта модель может иметь преимущества. Если бы сырья в моменте не оказалось, мы бы несли убытки, пока искали бы решение, а ребята без своего производства могли бы просто месяц переждать и потихоньку в это время распродавать свой склад.

Main Rule и Red Rocket Brewery

Продолжая тему хмеля — у вас довольно регулярно выходят вест косты. Заметно ли возвращение интереса к этому стилю?

Антон: Интерес есть, мне и самому все чаще хочется чего-то такого хрустящего и прозрачненького. Я заметил, в последнее время есть какие-то проблемы с осветлением. Не знаю, с чем это связано, но мы об этом говорили с коллегами и они тоже такую штуку замечали. Видимо, дрожжи как-то стали хуже работать. Если, конечно, дать сорту постоять 2-3 месяца, то он он осветлится нормально, а вот за месяц не всегда получается.

Ну, в Штатах, кстати, не обламываются делать довольно мутные вест косты…

Антон: Есть такое, но мне кажется, что внешний вид влияет и на органолептику. Когда ты видишь прозрачный вест кост, то и воспринимаешь его как надо, со всей его хрусткостью и горечью. А мутный вест кост это как прозрачный нью ингланд. Вроде как, такое тоже допустимо, но ты попробуй объясни биргикам, что это так. Точно найдут, в чем он «не такой», как бы классно сорт ни был сделан.

Спрос на вест косты растет?

Игорь: На самом деле, нам не раз писали: «Ребят, сварите уже нормальную ипаху». Хэйзики есть, смузи есть, кисляки есть, в томатки все ударились, а вот классический IPA никто не делает. Я так понимаю, что вест кост ждут как раз от тех, кто делает хэйзики, поэтому обращались к нам. И все, что мы выпускали, хорошо продавалось.

Антон: Правда, мне кажется, что сейчас и IPA стали другими. В 2014-15 году, когда пробовал «ипаху», это всегда был прямо взрыв горечи и аромата, а сейчас все кажется каким-то спокойным, ровным. Но может это мы просто другие, рецепторы уже не те.

Напоследок давайте немножко про тренды рынка. Что вам нравится сегодня, что нет?

Игорь: Мне не нравится некоторая предвзятость, которая существует сегодня на рынке. Так или иначе, это отражается и на продажах. Есть определенные люди, которые топят за ту или иную пивоварню как за футбольную команду — всегда поддерживают ее, даже если, условно говоря, в этом сезоне она играет не очень, а какая-то другая команда показывает себя блестяще. Такие люди могут блеймить пивоварни и рушить им рейтинги, даже если продукт вышел действительно классным. Хотелось бы определенной честности в этом отношении.

Антон: С одной стороны, мне не нравится то, что рынок, несмотря на все разнообразие, все-таки по большей части сводится к всего нескольким категориям. С другой стороны, в том числе и мы же сами, получается, тренды на них и создаем.

Еще точно не нравится такой тренд, как дороговизна, когда я захожу сейчас в бары и вижу банки по 400-500-600 рублей. Нет, я понимаю ситуацию, когда ты идешь гулять в пятницу вечером и планируешь потратить определенную сумму, здесь цена может быть не так важна. Хотя все равно важна. Но если ты заходишь просто в конце рабочего дня за пивом на каждый день — такие цены никуда не годятся. Еще до того, как мы запустились, у меня была мечта делать классное пиво и продавать его грубо говоря за сотку. Качественно и недорого. Сейчас я осознаю всю свою наивность и про такую стоимость даже не говорю, но нынешние ценники все равно остаются за гранью добра и зла.

Игорь: Хочу добавить немного к тому, что Антон сказал по поводу разнообразия. Действительно, разнообразие у нас во многом находится в рамках сформированного спроса и сложно выйти за эти рамки. Например, блэк IPA уже упомянутый — так называемый мертвый стиль. Не знаю, насколько он мертв, но в Москве его действительно не приняли, поэтому дистрибьюторам такое пиво не нужно. Ты, конечно, можешь что-то такое сварить небольшим объемом и эту партию отгрузить в дружественные бары, где всю партию наверняка хорошо раскупят, но что-то более массовое без оглядки на запросы партнеров ты уже не сделаешь. Поэтому мы пока ничего такого экспериментального не выпускали — танки у нас двухтонные и с таким объемом уже могут быть сложности в реализации.

Не лучшее время для прогнозов, но все-таки — что запланировали до конца года?

Антон: Мы ведь открылись перед ковидом, так что планы у нас всегда только на лучшее!

Игорь: А сейчас они просты — добрать до 10 тонн объем и уже под эти мощности нанять сотрудников на пивоварню.